f1vyd7xi_terpoe (nordica1488) wrote,
f1vyd7xi_terpoe
nordica1488

Categories:

Здравствуйте, воскресное обозрение 'Большие деньги'.

ШПИГЕЛЬ:
- Послание президента: экономика будет рыночной, а не мобилизационной - Валютный рынок: передышка была недолгой
Событием недели, конечно, стало послание президента Федеральному Собранию. Во вторник президент выступил в Кремле с речью о послании, Слушавшие его политики недолго поспорили о том, 16 минут он говорил или 18, газеты поискали в нем текстуальные совпадения с Посланиями прошлых лет, и все быстро пришли к общему выводу о том, что собственно событием оно не стало. Хотя комментарии к посланию серьезно зависят от интересов комментаторов. КПРФ, когда речь идет о президенте, не нравится все, что не называется импортным словом импичмент. Применительно к посланию им прежде всего не нравятся цели, которые определил президент - продолжение рыночных реформ и весьма определенное отрицание мобилизационной экономики. Яблоку едва ли не только это и нравится - поставлены границы допустимого в корректировках реформ, определена цель, но механизмов ее достижения нет. НДР не нравится оценки прошлого, особенно причин кризиса и действий правительства в те времена, когда премьером был Виктор Черномырдин, а НДР еще считала себя партией власти. Либеральным демократам Жириновского нравится, потому что содержание послания не имеет никакого значения, кроме одной вещи - президент в чем-то не намерен уступать левой оппозиции, и кажется, запахло если не дракой, то демонстрацией силы, а это, как всегда, повод для самоопределения. Тем не менее, считать Послание просто рутинной процедурой, конечно, нельзя, хотя бы из уважения к проницательности ЛДПР.
СЮЖЕТ САРДОВСКОГО
В условиях системного кризиса в экономике , кризиса политической системы государства и внешнеполитического кризиса в Югославии Борис Ельцин заявил о том, что нельзя допустить отката назад, необходимо продолжить реформы и обеспечить конкурентоспособность экономики.
Члены Федерального Собрания сделали из Послания два вывода. Первый: его можно считать некой декларацией намерений в достижении намеченных целей. В них нет ничего нового, но опять не известно, как их достичь.
Иваненко: Главная проблема по этому посланию Президента в том, что нет механизмов для его реализации, как не было их и раньше, так нет и сейчас. С моей точки зрения, самым важным механизмом реализации любых экономических программ является бюджет и основные направления денежно-кредитной политики. И то, и другое утверждается задолго до послания Президента. Сегодня конец марта, и мы только рассматриваем ту экономическую программу, которую Президент намеревается реализовать в 99 году. Уже первый квартал прошел, поэтому очевидно, что эта программа, даже если она будет реализовываться будет очень сильно усеченной.

Вывод второй: по мнению парламентариев, президентские декларации имеют сейчас особое значение.


Иваненко: Я расцениваю заявление Президента Ельцина о том, что в России должна быть сохранена рыночная экономика и не будет возврата назад, и не будет попыток построения мобилизационной экономики, важным заявлением. Мне кажется, что в условиях, когда резко усиливается влияние коммунистов у нас в стране, определение таких стратегических перспектив движения и общества, и экономики имеет особый смысл. Заявление Президента Ельцина о том, что в России будет продолжаться развитие именно рыночных отношений, имеет определенное значение для осознания тех рамок, тех возможностей, в которых мы будем находиться.
Примерно те же либеральные цели были продекларированы и в начале 90-х. Что в результате получилось? Советская промышленность, которая работала в основном на войну , так и не была реформирована, конкурентноспособное производство так и не было налажено. Правые либералы накрыли эти проблемы саркофагом финансовых рынков. Получилось что-то очень похожее на Чернобыльскую АЭС после аварии. Не помогло. Теперь, под давлением левых, эта оболочка рассыпается, но и они не знаю , что делать с тем, что лежит внутри.
Подберезкин: Непрофессионализм и радикализм и левый, и правый одинаково плох. Он имеет право на существование, в каждом обществе он есть, это нормально. Плохо когда он диктует условия развития общества, когда он задает тон, когда он влияет решительным образом на принятие политических решений. Мы наблюдали это в начале 90-х, когда радикализм гайдаровского идеологического толка, крайнего толка, он привлек самые тяжелые последствия, которые до сих пор мы расхлебываем.
Идея либерализма дискредитирована.Тем не менее, Борис Ельцин в очередной раз провозглашает либеральные ценности, логика шагов в экономике говорит об обратном. Президент говорит, что структура власти и правила игры в политике остаются прежними , но для того, чтобы решить проблемы конкурентоспособности гос-ва призывает к согласию. Аналитики считают, что это бессмысленно, серьезные политики среди левых считают, что Президент прав.
Подберезкин: Именно сейчас, когда Россия находится в острейшем внутриполитическом кризисе, к которому добавился очень опасный внешнеполитический кризис, стабильность и согласие - это уже не желаемое условие существования, выживаемости нашего гос-ва, это обязательное условие. То есть если добавить дестабилизацию к этим двум кризисам - внешнеполит. и внутреполит., то общество не переживет и гос-во не переживет.
Марков: Оппонентами Президента это послание было воспринято не как попытка достичь какого-то компромисса и согласия, консенсуса в обществе, а как проявление слабости, проявление неспособности Президента управлять страной. Поэтому , я думаю, что результатом этого выступления Президента, послания Президента будет усиление атак на него.
На следующий день, несмотря на то, что Геннадий Селезнев признал возможность отложить процедуру импичмента, Геннадий Зюганов категорически заявил, что сроки импичмента меняться не будут- 15 апреля.
Зюганов: Дальше если мы будем затягивать, ситуация будет ухудшаться, а не улучшаться.
Красивая и абсолютно безопасная жесткость позиций, потому что, как сказал Олег Сысуев, Администрация Президента импичмента больше не боится и предпочитает, чтобы этот вопрос решился поскорее, потому что эта затея ничего не даст, президент все равно останется до конца срока верховным главнокомандующим. Ситуация меняется быстро. Она меняется так же быстро, как мнение Григория Явлинского. Яблоко уже заявило, что не позволит использовать эту процедуру в политических целях.
Подберезкин: Не факт, что Явлинский проголосует, а в левой оппозиции 256 голосов - не хватает до 300. Но даже если эта процедура будет пройдена, по большому счету это дает только одно коммунистам - гарантию от роспуска Думы.
Это еще один довод в пользу того, чтобы определить позиции всех как можно быстрее, желательно до 15-го. Потому что если импичмент будет объявлен в Думе - это серьезное политическое поражение Президента. И у него останется только два выхода: либо смириться с этим клеймом, либо продемонстрировать ответную жесткость.
Морозов: Это решительный слом той конструкции, которая существует. А сегодня существует Президент, который доверяет прав-ву, которое лояльно Президенту, и правительство, которое опирается на Думу, где 6 фракций поддерживают данное прав-во. Через Примакова у Думы есть контакт с Президентом. При ситуации импичмента, Президент говорит: 'Какой контакт, какая связь? Вы меня хотите свергнуть фактически. Если так, то я должен эту конструкцию развалить'. Для этого нужно одно - отправить в отставку прав-во, а может несколько министров, а этого достаточно. Затем надо менять прав-во, нужно ставить прав-во, которое будет не просто лояльно, как Примаков, а по собачьи предано Президенту. Там должны быть силовые министры, которые будут согласны в огонь и в воду. Нет у Ельцина политического ресурса для этой драки. Более того, я не уверен, что он способен выиграть эту драку. Но если его загонят, то он будет драться.
Если начнется драка, выборы в Думу воспроизведут туже модель устройства власти, что и сейчас, только Дума будет более агрессивной по отношению к Президенту в расчете на то, что у Президента не хватит сил на повторение 93-го года.
Подберезкин: Если бы Президент был здоров, силен, легитимен и т.д., у него были бы успехи во внутренней и внешней политике, тогда такие решения для 93 года можно было бы ожидать, сейчас - нет.
И тем не менее, в пятницу, когда Президент подписал указ об отстранении Юрия Скуратова от должности на срок разбирательства по возбужденному против него уголовному делу, чуткие либерал-демократы дали коммунистам понять, что они что-то почувствовали.
Митрофанов: Когда вы говорите, что виновата дочь Президента Татьяна Дьяченко или Президент - это хороша. Когда про ваших говорят - это плохо. Мы будем вас молотить так же, молотить, молотить.
В принципе, речь идет о смене элит, которая началась 8 месяцев назад, после отставки Кириенко, и до сих пор не дала окончательных результатов. Главный вопрос в том: произойдет ли эта смена естественным путем или опять на заборах и перекрестках появятся траурные венки, как в 93-м. Во Вторник Борис Ельцин предложил все решить миром и сказал, что обществу нужны и левые, и правые.
Подберезкин: Проблема сейчас, и в этом смысле я Ельцина трактую, что он правильно понял процесс или тот, кто писал ему, что радикал-либералы забежали даже не вперед, а в никуда, это совершенно не соответствует объективным тенденциям, маятник качнулся и идет сейчас обратно, ну где-то мы сейчас на уровне конца 90-го-начала 91 года. Проблема, куда он уйдет дальше. И во многом от того, куда он дальше уйдет, объясняется и качество будущей элиты, которая будет востребована этим новым соотношением сил и новым обществом. Предположим, ушел он в 81 год, значит будет элита, которая примерно будет соответствовать 81 году, 57-ой, 53-ий, 37-ой.
Лобовое столкновение между Думой и Президентом и дальнейший слом политической системы раскачает маятник очень сильно. Остановить его сможет только очень жесткая политическая система. Декларация стратегических целей, путь к которым не известен, и действия, за которыми не видна стратегия, напоминают симбиоз ужа с ежом, который, как известно, может породить только кусок колючей проволоки.
В КАДРЕ:
Вчера президиум правительства 'в первой прикидке', как сказал Юрий Маслюков, рассматривало проект среднесрочной программы социально-экономического развития страны до 2002-го года. Юрий Маслюков сказал, что это оптимистический вариант, пессимистический он не рассматривает. Премьер-министр, правда сказал, что он не может быть единственным, должен быть и второй. Но при подготовке этих вариантов, по словам Маслюкова, будут учитываться рекомендации МВФ и послание президента Федеральному Собранию. Если в этом году правительство под давлением МВФ наконец пообещало обеспечить первичный профицит в 2 процента, то в следующем Первый вице-премьер считает возможным профицит в 2.5 процента. Это будет возможно, если отношения с международными финансовыми организациями в этом году сложатся так, как планирует правительство. Ключевой вопрос, конечно, реструктуризация внешнего долга и списание 75% советского долга. Первый вице-премьер на минувшей неделе сказал, что Россия намерена поставить вопрос перед клубами кредиторов именно таким образом. Сложность состоит в том, что если соглашение с МВФ, которое должно открыть дорогу к переговорам о списании долгов, наконец, определяется чисто экономическими факторами - размером профицита, объемом налоговых поступлений и так далее - то решение о списании долгов акция во многом политическая. Это решение принимается прежде всего на уровне правительств стран-кредиторов, и не может не учитывать таких обстоятельств, как, например, позиция России в отношении косовского кризиса. Губернатор Лебедь на днях в интервью радиостанции Эхо Москвы сказал совершенно принципиальную вещь: Россия долина использовать нынешнюю ситуацию для того, чтобы подняться с колен - необходимо объединить общество, и это должен сделать президент (что в устах генерала само по себе дорогого стоит) , а во-вторых - если Соединенные Штаты совершили стратегическую глупость, которая станет очевидной через несколько недель, российская позиция должна дать им возможность сохранить лицо. Как бы ни были важны все остальные аспекты этой проблемы, с точки зрения вопроса о долгах это будет иметь не меньшее значение, чем договоренности с МВФ. Это принципиальный вопрос для будущего российской экономики - еще очень много лет внешние долги будут оставаться постоянным бюджетным ограничением, и оно будет сказываться на возможностях финансирования экономического роста. Но основа на будущее закладывается именно сейчас, в том числе и взвешенностью позиций по отношению к Балканскому конфликту. Но с другой стороны, минувшая неделя показала, что во всем остальном поведение рынков в России от политических обстоятельств зависит крайне мало. Когда к концу недели доллар перестал падать и за день вырос больше чем на 50 копеек, это зависело не от интенсивности бомбежек или настойчивости требований левой оппозиции предоставить Югославии военную помощь, а от того, что квартальные расчеты завершились, 40 миллиардов свободных рублей банкам девать по-прежнему некуда, а валютных резервов на сдерживание курса рубля не хватает.
СЮЖЕТ ЛЕЩИНЕР
Золотовалютные резервы Центробанка тают с угрожающей быстротой. 31-го марта глава Банка России Виктор Геращенко заявил агентству Прайм-Тасс, что золотовалютные резервы России составляют 10 млрд 600 млн. долларов. При этом Россия в марте заплатила по внешнему долгу около 200-х млн. долларов. А резервы Центробанка сократились за месяц на 900 млн. долларов. За счет чего? Аналитики полагают, что значительную часть своих резервов Центробанк потратил на валютном рынке на поддержание курса рубля. Валютные дилеры говорят, что интервенции Центробанка на бирже составляют треть всего торгового оборота валютной биржи. Это называется рыночное регулирование курса рубля. Оно пока приводит к тому, что и рубль все равно катится вниз, и валютные резервы Центробанка сокращаются. Руководство ЦБ надеется, что критическая отметка достигнута не будет.
синхрон Геращенко: Нам приходится очень много работать здесь, внутри, с банками-участниками валютных торгов, поведение части из них явно некорректно. Приходится нам принимать и административные меры. Мы должны более четко отслеживать и вопросы, вместе с таможней и ВЭКом, поступления валюты в страну. но я в целом надеюсь, что мы не дойдем до уровня, который можно назвать критическим. но он может разным в разное время.
Некорректное поведение участников валютных торгов, о котором сказал Геращенко, заключается в том, что банки покупают слишком много долларов. Экспортеры недавно получили право продавать не 75 % валютной выручки, а 50%, если за счет остальных 25 они возвращают долги своим западным кредиторам. Это сокращает приток валютной выручки в страну и таким образом уменьшает предложение валюты на утренних торгах. А импортеры все равно все равно выставляют большие заявки на покупку долларов и приносят импортные контракты. По мнению Виктора Геращенко, весьма сомнительные контракты.
синхрон Геращенко: У нас слишком много появилось компаний, которые с громадным удовольствием участвуют во внешней торговле, но почему-то больше не экспортируют, а пытаются якобы что-то импортировать. Таких организаций, которые могут делать такого рода сделки, где-то больше 600 тысяч. И организация может быть с мизерным капиталом 8,5 или 10 тысяч рублей, а под видом заключенного контракта закупать мало с Бермудских островов с необходимостью перевода средств как авансовый платеж банком продавца. И дальше, естественно, возникает всегда дилемма: все делается по правилам, с соблюдением всех требований законодательства, но это или стремление каких-то лиц или организаций здесь иметь открытую валютную позицию и таким образом играть против национальной валюты или это просто увод денег за границу.
22-го марта Центробанк нанес удар по таким лже-импортерам, выпустил указание № 519. Теперь импортеры должны при покупке валюты на бирже на сумму сделки разместить в банке депозит, возврат которого возможен только после предъявления грузовой таможенной декларации о том, что проплаченный товар доставлен в Россию. Если товар в Россию не приходит, депозит не возвращается. Таким образом ставится еще один барьер на пути вывоза капитала. Однако это означает еще и удорожание импорта, ведь импортеры при заключении контракта должны будут иметь вдвое больше средств: половина на покупку валюты, половина - на депозит. Если средства взять неоткуда, приходится уменьшать объем поставок. Неясно, приведет ли это к существенному сокращению импорта, но головной боли импортерам прибавит. Это, впрочем, не единственный барьер, поставленный на пути вывоза капитала. В разработке находятся ряд других. О них шла речь на заседании правительства в минувший понедельник.
синхрон Примакова: Из страны вопреки существующим законам, против закона уходит валюта в огромных размерах - 20-25 млрд долларов США. Мы поставим заслон этому делу.
В понедельник на внеочередном заседании правительство одобрило и решило внести в Госдуму три законопроекта, направленные на борьбу с утечкой капитала из России. Один из них предусматривает введение ограничений на корреспондентские отношения наших банков с коммерческими банками, зарегистрированными в оффшорных зонах. Каких именно ограничений - в законопроекте не указывается, предполагается, что соответствующие инструкции выпустит Центробанк. Другой законопроект предусматривает внесение изменений в уголовный кодекс.
синхрон Жукова: На сегодня ответственность несут только организации, которые допускают нелегальный вывоз. В законопроекте о поправках в Уголовный кодекс предлагается ввести уголовную ответственность руководителей таких организаций на срок до 5-ти лет, по-моему.
Третий законопроект предусматривает введение запрета на вывоз наличной иностранной валюты на сумму, большую, чем 5 тысяч долларов. По данным таможни, в прошлом году из России было вывезено 10,6 млрд долларов наличными, из них почти 4 млрд вывезли граждане, имеющие при себе больше 10 тысяч долларов. некоторые на законных основаниях вывозили в своих чемоданах до 1,5 млн. долларов. Правительство уверено, что эти деньги вывозились не для личных целей. А поэтому ограничив сумму вывоза 5 тысячами долларов, возможно остановить утечку.

синхрон Ясина: Все это лишено смысла в гораздо большей степени, чем два-три года назад, поскольку банковские технологии ушли далеко вперед и сопротивляться, пытаться вводить таки ограничения, как 5 тысяч долларов на нос и так далее, в условиях Интернета бессмысленно. Тот, кто хочет, всегда увезет эти деньги.


Что делать, чтобы деньги не утекали из России.? Ответ давно всем известен - создать благоприятный инвестиционный климат, обеспечить условия вложения денег в российскую экономику.
синхрон Ясина: Здесь должно стать удобно и приятно работать. Проблема в неуверенности в том, что здесь будет соблюдаться законодательство о тех же иностранных инвестициях, с тем, что администрация регионов будет надежно защищать права инвесторов, что здесь, если вы купите акции, то вы воспользуетесь теми правами, которые из этого вытекают. Вот это существенно. От этого мы никуда уйти не можем. здесь нужна существенная работа.
синхрон Жукова: Общие усилия, предпринимаемые Центробанком и правительством по валютному регулированию и валютному контролю, мне кажется, дают определенный результат. Но этот результат может стать существенным для экономики только в том случае, если в России будут созданы экономические условия для того, чтобы капитал начал возвращаться в больших масштабах.
Создание благоприятного инвестиционного климата - задача, конечно, благородная. Но быстро ее не решить. А останавливать утечку капитала надо сейчас, немедленно. Приходится вводить административные заслоны. Так же как на валютном рынке. Рыночным способом путем интервенций Центробанк больше не может держать курс, резервы тают. Полторы недели назад Центробанк повышает для банков нормативы отчислений в фонд обязательных резервов, вводит ограничения в отношении покупки валюты импортерами, отключает от торгов ряд банков, курс доллара снижается, потом стабилизируется, а с середины этой недели опять идет вверх. В пятницу на утренней спецсессии он достигает рекордной отметки 24 рубля 83 копейки, а на дневной сессии стоит уже 26 рублей 33 копейки. Что делать? Вводить новые ограничения или перестать поддерживать курс вообще? Аналитики говорят, что еще одной девальвации Россия не перенесет. А чтобы обеспечить постепенное снижение курса необходимо участие государства. У него на это нет денег. Выход - новые запреты и ограничения. А то, что участники рынка найдут способ и их обойти, руководство Центробанка прекрасно понимает.
синхрон Геращенко 5 сек: Голь, если она голь, на выдумки всегда хитра.

В КАДРЕ:


По большому счету, это в чистом виде проблема экономической стратегии. Или, точнее, ее отсутствия. 8 месяцев и финансовая, и политическая элиты не могут найти общий язык относительно того, как должна развиваться и регулироваться российская экономика. Хотя содержательно, по целям, в представлениях о том, какими могут и какими не могут быть в России экономические реформы уже давно нет принципиальных противоречий - политические истерики в этом смысле принимать в расчет смысла не имеет. Сомнительная по результативности акция - сбор подписей против войны в Югославии. Но когда КПРФ призывает не подписывать обращение против войны только потому, что подписи собирает Правое Дело - это в чистом виде истерика. В России нет ни одного политика, который бы считал, что отток капитала из страны - это хорошо или хотя бы не опасно. В России нет ни одного финансиста, который бы считал, что административных мер для сдерживания этого оттока будет достаточно или что можно себе позволить не думать об инвестиционной привлекательности экономики. Всем прекрасно понятно, что ценой валютных резервов держать курс рубля и создавать административные запреты на вывоз валюты бессмысленно, потому если не верят в такой курс, уводить доллары за границу будут самыми изобретательными способами, потому что обмануть нельзя только одно государство - режим, при котором нет никаких рынков, и никакой валюты. А с другой стороны, точно так же понятно, что отпустить курс и дать ему либерально провалиться до рыночной стабильности, при которой не потребуется эмиссия для поддержания бюджета, тоже нельзя, потому что импорт уже сократился вдвое, и если он провалится еще, придется немало посидеть на урезанном рационе, пока отечественный производитель его восполнит. Но по каким-то уже мистическим причинам, это абсолютно ничего не значит и не меняет. Одна крайность успешно сменяет другую, а либералы с государственниками готовы смотреть друг на друга только как на препятствие на будущих выборах. После семи лет демократических преобразований - как бы их ни оценивать - в президентском послании, оказывается, есть нужда объяснять, что политическая система с не однопартийным, вообще не партийным или коалиционным правительством может быть стабильна только при одном условии: если есть и левая, и правая оппозиция. Наверное, есть основания думать, что эта политическая система несовершенна. Причем, в очень тяжелой стадии. Левая оппозиция у нас есть, и усердно это обстоятельство демонстрирует, а правая упорно предлагает свое место Мишелю Камдессю со товарищи. Результат - результат налицо.
До свидания.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments